Сезоны

Персонажи

Актеры

Интервью с Ксенией Зиберг из журнала SFX - Жизнь за кадром сериала Лексс

Интервью из журнала «SFX»
март, 1999 г.

НОВЫЙ СЕКСС В ЛЕКССЕ

Адаптация в Лекссе Ксении Зиберг, заступающей после Евы Хаберман на роль рабы любви Ксев (бывшей Зэв), требовала большего, чем просто изменения цвета волос.

Обложка журнала Если вам посчастливится побывать в Германии этим летом, не надейтесь узнать Ксению Зиберг из Лексса, если вы повстречаете её на улице. Когда она входит в комнату, чтобы дать интервью о роли обновлённой Ксев, вы ожидаете увидеть нечто красно-рыжее, заражённую ящерицей Кластера рабу любви из самой дикой параллельной Вселенной, которую вы только можете себе представить. Вместо этого появляется миниатюрная и очень скромная блондинка, которую вы с лёгкостью можете принять за вездесущую корреспондентку.

«Было очень интересно играть старый персонаж, выглядящий по-другому», объясняет Зиберг, которая в чёрных обтягивающих брюках и свитере кажется такой далёкой от своего «сценического облика», «потому что теперь, когда я иду по улице, прохожие не узнают меня. Когда я снималась в Германии, люди всегда меня узнавали. Я всё ещё выгляжу по-старому. И я всё ещё ношу эту чёртову причёску!»

В Лекссе её причёска скрыта под кислотно-красным париком, поэтому ей не нужно красить свои собственные волосы в яркие тона. У её предшественницы Евы Хаберман из-за частой покраски волосы утратили свой блеск и начали выпадать. «Нет, у меня не возникает никаких проблем с париком. Мои волосы нормально растут под ним».

Цвет волос Зиберг подчёркивает тот факт, что Ксев уже не такая, какой она была раньше. Красный цвет был подобран под цвет декораций, которые преобладают в сериях — теперь их стало больше, чем в прошлом году. «Мы использовали больше декораций, чем во время съёмок пилотных фильмов. Рабочие, которые их собирали — настоящие герои, им приходилось работать день и ночь...»

Несмотря ни на что, работа перед голубым экраном всё ещё была важным компонентом съёмок...

«Вообще-то это был зелёный экран», поправляет Зиберг. «Вы можете понять, почему экран был зелёным — ведь волосы Евы были голубыми и они бы сливались с экраном, если бы он тоже был голубым! Но из-за того, что экран был зелёным, мне не разрешили носить зелёный парик, мы решили остановиться на красном».

Так как же время, проведённое Зиберг в нью-йоркской школе актёрского мастерства Lee Strasberg, знаменитой своим Brando-esque Method School, подготовило её к такого рода работе со спецэффектами? «Мне это не очень пригодилось. Вообще-то всё это напоминало мне работу на сцене, потому что мне приходилось представлять себе гораздо больше, чем там было на самом деле. Если бы боретесь с большущей зелёной картонной коробкой и вам приходится представлять себе, что это ужасный монстр, это может быть очень весело. По идее смешно быть не должно, потому что в этот момент вы конечно же должны быть серьёзны, поэтому сложновато сделать так, чтобы вся эта сцена выглядела реально...»

И это ещё не все сложности, которые возникли при съёмках Лексса. «Лексс снимался на английском, и мы должны были дублировать его на немецком», объясняет Зиберг, говоря чётко, но с небольшим акцентом. Её акцент можно назвать среднеатлантическим. Немецкие оттенки её речи перемешаны с трансатлантическими, она переняла их во время путешествия по Америке. Но она добавляет, что, как и требовалось для съёмок в Лекссе, английский — её родной язык.

«По-моему, озвучивать Лексс на немецком — это действительно трудно. Иногда вы не можете перевести смешные моменты дословно, и приходится придумывать что-то абсолютно другое. Будет просто не смешно, если вы переведёте шутку слово в слово, поэтому вам приходится придумывать нечто похожее на немецком, чтобы заполнить пустое пространство. Иногда это очень раздражает. Первый день дублирования был ужасным. Я думала «О Боже, я никогда не смогу это закончить». Когда вы видите себя на экране и знаете, что вы будете сейчас говорить... Короче говоря, я начала предложение на немецком, и , сама того не замечая, закончила его по-английски!»

Когда немецкая версия Лексса будет готова, работа Зиберг над новым сезоном закончится. Ксения хотела бы продолжать работать дальше, но она понимает, что будущее сериала зависит только от капризных телезрителей. «Всё ещё есть шанс, что в следующем году съёмки продолжатся, так что нам нужно просто подождать...» говорит она. Эта ситуация похожа на ту, в которую попадают герои сериала в одной из наиболее эксцентричных серий нового сезона — «Смехопанораме». Ксев и Стэнли становятся звёздами развлекательных сериалов, в которых они воплощают в жизнь самые дикие фантазии, не понимая, что отказ от роли станет для них билетом в один конец — билетом на специальное шоу, в котором актёрский состав не выживает. «Очень иронично делать пародию на современный телемир», смеётся Зиберг. «А правда в том, что если рейтинги падают, ваше шоу — ЛОПАЕТСЯ!», она внезапно хлопает ладонью об ладонь. «Съёмки отменяются. Вообще-то, именно это произошло с сериалом, в котором я снималась раньше, но я успела уйти перед тем, как его закрыли! Он ещё просуществовал немного, но после того, как я ушла, над сериалом не смогли работать так же хорошо...»

Неуверенность в современном телевидении позволила Зиберг получить роль в Лекссе. Создатели сериала долго колебались, когда им начинать съёмки нового сезона, и за это время Ева Хаберман нашла себе работу в другом шоу. Хотя она и смогла вернуться для съёмок первых эпизодах, продюсеры были вынуждены искать новую Зэв и нашли Зиберг, ветерана сценических мюзиклов и многочисленных немецких сериалов. «Я не проходила настоящую пробу, потому что я была в отъезде. Но продюсер посмотрел мою короткометражку, которая ему очень понравилась. Наверное поэтому он решил, что эта девушка должна подойти на роль. Имено поэтому он послал мне кассеты и спросил «Что ты об этом думаешь?» Я посмотела пилотные фильмы перед тем, как встретиться с продюсером и режиссёром, но по телевизору мне их не удалось посмотреть, потому что в то время я была в отъезде по работе...»

К счастью, Зиберг понравилось то, что она увидела. «Мне понравилась их задумка — необычный юмор, они хотели сделать смешными те вещи, которые люди воспринимают слишком серьёзно. Это что-то абсолютно новое — такого я ещё никогда не видела. И я решила, что мне будет интересно сниматься».

В одном Зиберг была полностью уверена — она не хотела копировать Зэв Евы Хаберман. Поэтому в добавок к вышеупомянутой смене цвета волос (и смене в написании имени) Зиберг создала новую Ксев — сплав старой Зэв и плотоядной чужой с разносторонними чертами характера. «Я думаю, теперь этот персонаж более сложный. Раньше она была просто борцом и рабой любви. Я хотела, чтобы она представляла собой нечто большее, чтобы у зрителей могло появиться больше чувств к ней. У неё есть чувства, вызванные не только её либидо». Это звучит как очень уверенная попытка сделать Ксев не только очень привлекательной женщиной, помешанной на сексе.

«Её сущность не только в этом. Это одна из причин, по которой мы не хотели, чтобы она выглядела, как стандартная женщина. Я не могла появиться на экране в своём реальном облике — этакая блондиночка, это было бы слишком. Нам нужен был контраст, который обнадёжил бы даже ту женщину, которая видит крайности в сексуальности. Она ведь не просто сексуальная. Конечно так, как мы её показали, она - просто мечта подростка, и многие люди признают, что это не укладывается у них в голове. Это зависит от вас. Вы можете заглянуть в глубину. А можете просто остановиться на одной из сторон. Возможно, вы увидите только сексуальный элемент».

«Но в каждом эпизоде вы увидете разные черты характера Ксев. Я думаю, для вас это будет сюрпризом. Я добавила немного доброты и мягкости в её характер, настоящих человеческих чувств. Наверное вы почувствуете, что дружба между ней и Стэном стала более глубокой. Я имею ввиду, что они всё ещё спорят по пустякам, как все это делают, но в глубине вы можете заметить более крепкую дружбу».

Стоп... Стэнли Твидл отказывается от сексуальных фантазий о Ксев? Лексс был бы не Лекссом без распутного Стэна...

«Вообще-то в одном эпизоде у них возникает ситуация, близкая к той, о которой Стэн всегда мечтал, но... ммм...». Не нужно быть гением, чтобы понять, что что-то странное случится с Помощником Заместителя Вспомогательного Курьера. «Обычно сюжет базируется на том, что они попадают на какую-то планету из-за своих сексуальных причуд, и им очень везёт, если они потом могут выбраться оттуда...»

Говоря о сексуальных причудах, вы задаёте себе вопрос — видела ли Зиберг не прошедшую цензуры вторую пилотную серию, Сверхновая, и хорошо ли она рассмотрела сцену в душе, в которой Зэв была необычайно легко одета.

«Нет, ещё нет», улыбается она. «Теперь мы соблюдаем больше приличий. Мы стали играть по правилам. У нас есть сцена в душе, но она более осторожная. Я имею ввиду, мы знали, что премьера сериала будет в Германии, и, кажется, в Канаде, поэтому мы должны были соблюдать некоторые правила. Это удивительно — мы можем показывать действительно ужасающие вещи, зато эротика строго запрещена...» Она качает головой, озадаченная причудливыми стандартами современного телевидения. «Даже не знаю...»

Знайте, что Вы cлишком много cмотpите LEXX, еcли:
Покупая для своей ящерки корм в зоомагазине, Вы интересуетесь нет ли у них свежих мозгов.